Каменная мозаика Элементы декора История мебельного искусства Голландская мебель рококо стиль ампир Мебель русского ампира Ранняя колониальная мебель

На смену «ампиру» в конце 20-х годов XIX века приходит готический стиль или «готика». Рыцарские романы Вальтера Скотта вдохновляли тогдашних декораторов, и в дизайнах интерьеров того времени начинают превалировать яркие ткани, декоративная бронза, готические орнаменты и цветные витражи.

Среди особенностей решения форм мебели этой поры можно отметить все еще прямые, точеные ножки, соединенные внизу плавно изогнутыми проножками (387, 390, 395).

414. Шкаф данцигский. 415. Раннебарочный стул. 416. Стул с плетеными сиденьем и спинкой. 417. Стол, отделанный лаком. 418. Кровать. Мюнхен, конец XVII в. 419. Кресло с витыми ножками, раннее барокко. 420. Кресло. 421. Большой двухстворчатый шкаф. Конец XVII в. 422. Резной орнамент

С появлением изящной гнутой ножки, вносящей в композицию предмета легкость и непринужденность (388,389,396), мебель — особенно мебель для сидения — приобретает барочно-динамичные формы и элементы декора (389, 394, 397). Предметы фанеруются резными филенками с энергичным, беспокойным по ритму орнаментом (387, 391). Но уже на следующем стилевом этапе в формах снова воцаряется покой, композиционная ясность, а выразительность достигается простыми, экономными средствами (390, 395). Спинки стульев, кресел и диванов часто оплетаются камышом, что придает им еще большую легкость (394, 396, 397). Появляющаяся в это время форма глубокого кресла с мягкими спинкой, сиденьем и локотниками (grandfather chair) почти без изменения сохранилась в быту вплоть до наших дней (392). Барочное мебельное искусство Англии этого периода многим обязано крупному архитектору Кристоферу Рену. Сотрудником Рена был талантливый резчик по камню и дереву Гринлинг Гиббонс.

Ампирная мебель все еще преобладает в тот период, но уже видоизменяется — приобретает округлые формы, становится более комфортной, удобной. Все эти нововведения содействуют формированию мебельного стиля «бидермейер», который максимально соответствует представлениям нарождающейся буржуазии о бытовом уюте.