Живопись перед первой мировой войной

Экспрессионизм и абстракционизм в живописи и архитектуре Фотоискусство

Экспрессионизм в Европе

Достижения «живописи действия» свидетельствовали, что американское искусство достигло международного уровня. Это движение оказало очень сильное влияние на европейское искусство, в котором тогда не было ничего сопоставимого по художественной мощи и убедительности.

449. Жан Дюбюффе. Метафизика. Из серии «Дамские тела». 1950 г. 116,2 х 89,5 см. Частное собрание

Но один французский художник, Жан Дюбюффе, обладал такой оригинальностью, что явил собой целое движение. Его первая выставка состоялась вскоре после освобождения Парижа, когда вновь пробудились разнообразные, порой антагонистические явления художественной жизни французской столицы.

Дюбюффе. В молодости Дюбюффе (1901—1985) прошел курс профессионального обучения живописи, но ни одно из многочисленных направлений, которые он видел вокруг, ни музейное искусство не оказывали на него существенного влияния. Все представлялось ему слишком оторванным от жизни, и он пошел в неизведанном направлении. Только с годами, уже в среднем возрасте, смог он найти собственный путь, позволивший ему раскрыть незаурядные творческие задатки. Дюбюффе вдруг понял, что надо искать творческий импульс для создания подлинного искусства не в идеях и традициях художественной элиты, а в каком-то совсем ином источнике. Он стал черпать вдохновение в искусстве детей и душевнобольных. Разделение на «нормальное» и «ненормальное» в сфере искусства казалось ему не более обоснованным, чем устоявшиеся понятия «красоты» и «уродства». Никто со времен Марселя Дюшана (см. стр. 427—428) не решался на такой решительный разрыв с эстетической природой искусства.

Дюбюффе стал апологетом такого искусства, которое он сам назвал «грубым», «неученым» («l'art brut»), но эти его идеи заключали в себе и нечто парадоксальное. При том, что Дюбюффе прославлял прямоту и спонтанность дилетантизма в искусстве, противопоставляя его рафинированности профессионализма, сам он всю жизнь был именно профессиональным художником. Хотя отрицание устоявшихся ценностей толкало Дюбюффе к полному прекращения художественной деятельности, он по плодовитости уступал лишь Пикассо. По сравнению с творчеством Пауля Клее, который первый обратился к приемам детского рисунка (см. стр. 434—435), искусство Дюбюффе — действительно «грубое», «сырое». Его прямолинейная спонтанность, взрывчатость, дерзкая настойчивость противоположны формальной упорядоченности и лаконизму старшего художника. Но не попался ли Дюбюффе в ловушку, изготовленную им самим? Если он в своем творчестве всего лишь имитировал «неученое искусство» детей и сумасшедших, то не стали ли эти, им самим избранные условные принципы таким же значительным ограничением, как и те, что были выработаны художественной элитой?

Не исключено, что такая мысль может возникнуть при беглом взгляде на картину Дюбюффе «Метафизика» (илл. 449) из серии «Дамские тела» — по сравнению с этим шокирующим ударом по нашим врожденным эстетическим чувствам даже неистово искаженная фигура «Женщины II» де Коонинга (см. илл. 448) кажется не такой уж отталкивающей. Тяжелые, непроницаемые краски напоминают слой штукатурки, а линейные контуры, очерчивающие тело, похожее на глыбу, процарапаны по поверхности, как рисунки-граффити, сделанные неопытной рукой. Но внешнее впечатление нередко бывает обманчивым. Ярость, сосредоточенность натиска Дюбюффе показывают, что его демонический женский образ — отнюдь не «то, что способен изобразить любой ребенок». Художник объяснил цель создания образов, подобных этому, в таком ярком высказывании: «Женское тело... долго ассоциировалось с показным, излишне привлекательным понятием красоты, которое представляется мне жалким и крайне удручающим. Я, конечно, за красоту, но не за такую... Мне хочется отбросить все, то, что нас учили воспринимать — не задавая вопросов — как изящество, красоту, и поставить на это место другое, более емкое понятие красоты, которое охватывает все предметы и существа, не исключая и самых презираемы

450. Марк Ротко. Охра и красная на красном.

1954 г. Холст, масло. 2,36 х 1,62 м. Собр. Филлипс, Вашингтон, округ Колумбия

Живопись «цветного поля»

К концу 1940-х годов некоторые художники стали переходить от «живописи действия» к новому стилю, который они называли «живописью цветного поля» («color field painting»). Холст покрывался слоем тонких, прозрачных цветных мазков. Могли применяться масляные краски или даже тушь, но излюбленной техникой вскоре стали акриловые краски,— взвесь пластмассы в полимерной смоле, которую можно развести водой до жидкого, текучего состояния.

Писавшие о модернизме всегда отмечали особый интерес его представителей к созданию новых форм, демонстративно противопоставленных гармоническим формам классического искусства, а также акцент на субъективности модернистского миропонимания. Первые модернисты – это люди, жившие в конце XIX в., взращенные всеобщим кризисом европейской культуры
Аналитический кубизм